obrazovanie othodov
Экологические хроники

Утилизация и обезвреживание отходов

Экологические хроники. Выпуск 2. Часть 2.

 

   Определение класса опасности

Следующая стадия обращения с образовавшимися отходами  — это их утилизация и обезвреживание.   Но для того, чтобы определить, как именно поступать с образовавшимися отходами, нужно знать их класс опасности. Определить, к какому классу опасности принадлежит тот или иной отход с ходу довольно затруднительно, поэтому  введён в действие новый Федеральный классификационный каталог отходов (ФККО).  Нужно знать правильное название или код отхода.  Например, я поставила в поисковик ФККО слово «Батарейка». Смотрите, что получилось:

ФККО:  код 4820151532   Название: одиночные гальванические элементы (батарейки) никель-кадмиевые неповрежденные, отработанные

В классификации отображается:

  • происхождение отходов, всего пять видов (животного, растительного, минерального, химического, коммунально-бытового);
  • агрегатное состояние вещества, а также физическая форма (блоки, стружка, топливные жидкости);
  • Образование сырья, химический состав, технологии получения;
  • последние цифры обозначают экологическую опасность.

Таким образом, искомая батарейка оказалась второго класса опасности. Помните об этом, когда захочется выбросить в помойку!  Лучше взять жестяную банку из под печенья и складывать отработанные батарейки туда.  В каждом городе должен быть пункт приема, если нет, то просто отнесите в магазин.

Всё, что содержит ртуть — ртутьсодержащие лампы, ртутьсодержащие приборы, отработанная ртуть, относится к первому классу опасности. Даже упаковка, со ртутными приборами или отходами соприкасавшаяся, относится ко II классу опасности.

Теперь оцените масштаб аферы со ртутьсодержащими «энергосберегающими» лампами.  Сколько их выброшено на помойку? А этого категорически делать нельзя, точно также как нельзя выбрасывать в общие ящики и старые люминесцентные лампы «дневного света».  

pravilahranenija yg lamp
Правила обращения со ртутными лампами

 

Определение принадлежности к классу опасности также осуществляется расчетным или экспериментальным методом. Это довольно сложная процедура, описанная в нормативном документе Минприроды  —
приказ от 5 декабря 2014 года N 541 «Об утверждении Порядка отнесения отходов I-IV классов опасности к конкретному классу опасности (с изменениями на 1 июля 2016 года)»

В усредненном  виде распределение отходов по классам выглядит примерно так:

На практике отходы I -IV  классов опасности могут представлять собой различного рода отработанное промышленное оборудование: трансформаторы, конденсаторы, креозол и его остатки, ртутные термометры (отработанные или бракованные) и другие ртутьсодержащие приборы, асбестовую пыль, синтетические и минеральные масла, отходы солей мышьяка, антидетонационные присадки и отходы и многое другое.

В эту пирамиду отходов и, соответственно, в ФККО  не входят радиоактивные отходы, биологические отходы и медицинские отходы. У них отдельная классификация.

Обезвреживание  и утилизация отходов I класса опасности

Как и ожидалось, в Государственном докладе «О состоянии и об охране окружающей среды Российской
Федерации в 2018 году», говорится об обезвреживании отходов первого класса опасности:

«В наибольшей степени обезвреживались отходы I класса опасности, в первую очередь лампы ртутные, ртутно-кварцевые, люминесцентные, утратившие потребительские свойства, которые направляются на демеркуризацию (89,5 % от общего количества обезвреженных отходов I класса опасности). Доля обезвреженных отходов I класса опасности в общем количестве образованных  отходов I класса опасности составила в 2018 г. 36,03 %.»

А всего образованных отходов I класса опасности за 2018 год — 0,02 млн.т, то есть  20 тыс. тонн, 36,03 %  от 20 000, это 7 206 т.  Не обезвреженными остались почти 13000 тонн, ( 12 794 т).

Посмотрим, может быть они утилизированы?

Доля утилизированных отходов I класса опасности в общем количестве образованных отходов I класса опасности составила 5,66 % (рисунок 8.5).

Utilizacija

В пересчете с % это всего 1132 тонны.   Снова несложные расчеты и получается, что из 20000 тонн образованных отходов I класса опасности, обезврежено, то есть не представляет больше никакой опасности только 41, 69% или  8336 тонны.  Вернемся к хранению и, посмотрим, не там ли они спрятались — эти 11664 тонны?  Это не так уж мало, учитывая их опасность. И тут нас ждёт грустная новость:  на хранении в 2018 году было не 11664 тонны, а  31,070 т.!  Что это значит? Это значит, что почти 20 тысяч тонн остались на хранении с прошлых лет.  Вот, он тупик круговоротов веществ в природе, который должен быть максимально замкнутым.

По остальным классам опасности вдаваться в столь детальный разбор я не буду, скорее всего, везде будет то же самое.  Как бы не стремились к объективности составители доклада, все учесть невозможно, в том числе уже накопленный ущерб от отходов.  В последующие годы за отходы этих классов опасностей  и за радиоактивные отходы отвечает  РосАтом, вернее, его дочерняя фирма  ФГУП «РосРАО», поэтому спрашивать  надо будет не с Минприроды, а с него. Увидим ли мы вообще какие-нибудь официальные данные, неизвестно.

Обезвреживание  отходов III-V классов опасностей.

Данные Государственного доклада «О состоянии и об охране окружающей среды Российской
Федерации в 2018 году»:

Количество обезвреженных отходов в 2018 г. составило 13,193 млн т, что на 16 % ниже уровня 2017 г., из них предварительно прошло обработку 2,150 млн т, или 16,3 % от общего количества
обезвреженных отходов.

Отношение количества обезвреженных отходов к общему количеству образованных отходов составило 0,2 %.

По классам опасности в 2018 г. в общем объеме обезвреженных отходов наибольшую долю
(63,3  %) составили отходы IV класса опасности (8,337  млн  т);

количество обезвреженных отходов III класса опасности составило 29,4 % (3,885 млн т);

отходов V класса опасности 6,8 % (0,899 млн т);

I и II классов опасности суммарно – 0,5 % (0,071 млн т).

Утилизация отходов III-V классов опасностей

Количество утилизированных отходов производства и потребления в Российской Федерации в  2018 г., по данным Росприроднадзора, составило 3 805,169 млн т (52,4 % общего количества образованных отходов), что на 17 % выше уровня 2017 г.

Утилизация отходов осуществлялась преимущественно для целей повторного использования (рециклинга); объем рециклинга составил 2 439,210 млн т, или 64,1 % от общего объема утилизированных отходов.

Наибольшим показателем утилизации характеризуются отходы V класса опасности, который составил в 2018 г. 3 706,380 млн т, или 97,4 % от общего объема утилизированных отходов.

Относительно отходов других классов опасности данный показатель составил:

по IV классу опасности – 83,663 млн т, или 2,2 %,

по III классу опасности – 14,951 млн т, или 0,4 %,

в сумме по I и II классам опасности – 0,174 млн т, или 0,00004 %.

Доля утилизированных отходов IV класса опасности к общему количеству образованных отходов IV класса опасности составила 77,99 %.

В большей степени утилизировались следующие  виды отходов: «растворы буровые при бурении нефтяных скважин отработанные малоопасные», «шламы буровые при бурении, связанном с добычей сырой нефти, малоопасные», «шлак доменный основной негранулированный», «шлак конвертерный», «шлаки сталеплавильные».

Выводы по процессам обезвреживания и утилизации отходов производства и потребления

Есть новости плохие и хорошие. Хорошая это то, что «нашлись», даже с избытком те 3,662 млн.т  ( 3 805,169 млн т) отходов, которые «терялись» в предыдущей статье. Несовпадение  цифр, скорее всего, объясняется тем, что какая -то часть из хранения прошлых лет попала в переработку за отчетный год. И это нормально.

Хорошей новостью можно также считать и то, что почти полностью утилизируются (перерабатываются) отходы  по виду деятельности «добыча полезных ископаемых», чтох составило 3 585,009 млн т, или 94,2 % от общего количества утилизированных отходов.

Следом плохая новость  всего около 7% от общего количества утилизированных приходится на всё остальное.

Мусоросортировка. Твёрдые коммунальные отходы (ТКО) 

Это, пожалуй самая больная тема, и самый близкий человеку вид отходов. И здесь начинается тот самый квест, про который я говорила в первой части этой статьи.

Если мы продолжаем только захоранивать ТКО, а проще говоря, увозить с глаз долой, то результаты:

  1. Полигонами ТБО занято  более 4 млн.га площади Российской Федерации. Прогнозы роста этой площади примерно 0,3 млн. га в год. В сравнении это площади некоторых европейских стран — Швейцарии, Дании.
  2. Низлежащим водоносным горизонтам грозит загрязнение из-за нарушений технологии строительства полигонов и увеличения несанкционированных свалок.
  3. Может выделяться свалочный газ
  4. Пока существует смешанный сбор ТКО , теряется возможность их переработки при захоронении.

Если мы делаем ставку только на переработку, то надо понимать, что это комплексный процесс и он обязательно должен иметь  как минимум трех участников: сборщика, сортировщика и переработчика.   При наличии только двух первых, процесс переработки затухает на стадии хранения, и как следствие, эта стадия заканчивается захоронением, но при этом затраты увеличиваются многократно.

Мусоросортировочные заводы

Мусоросортировочные заводы, которых по стране уже более 70, кажется, могли бы решить эту проблему, имея постоянных покупателей отсортированного мусора. Но, этого к сожалению нет.  Даже такой передовой во всех отношениях Тюменский мусоросортировочный завод («Тюменское экологическое объединение») при  плановой переработке 350 тыс. тонн мусора в год,  в 2019 году заключил договоров на реализацию более 23,5 тыс. тонн вторичного сырья на общую сумму около 170 млн рублей., что составляет всего около 7% от годового объема всей продукции.

 

Все дело в смешанном сборе мусора.   При такой, традиционной, давно устоявшейся системе сбора ТКО, объем пригодного для переработки вторсырья значительно снижен. Текстиль, бумага, пластиковые бутылки, полимерные отходы намокают, загрязняются пищевыми отходами и теряют товарный вид. Вот так выглядят эти брикеты.

 

Брикеты отсортированного мусора

 

othody
Складирование отходов

Они годятся только для захоронения или сжигания.  Снова тупик. Но слово «сжигание» уже прозвучало.

Мусоросжигательные заводы и новые технологии

Мусоросжигательные заводы возникли в тех странах, где небольшие площади, и где очень дорогая земля. Можно сказать, что у европейцев не было другого выхода. Родиной первого мусоросжигательноого завода считается английский Ноттингем.  Завод был запущен в 1874 году, он заменил собой множество мусоросжигательных печек при местных мануфактурах и, безусловно, в техническом смысле был рывком вперед. Тем более, что мусор использовали как топливо и перед сжиганием сортировали.  Позже в том же Ноттингеме была опробована паровая установка на основе парового двигателя, где топливом снова служил мусор.

Первая ТЭС (теплоэлектростанция), работающая полностью на мусорном топливе, появилась в 1933 году в Голландии в городе Додрехте.

Швейцарцы первыми догадались использовать угольный фильтр (изобретение русского химика
Н.Д. Зелинского) для очистки дымовых газов.

Возможно, так бы всё и шло, если бы не появились его величество пластик и другие синтетические материалы, сжигание которых сопровождается выбросами диоксинов и фуранов

Диоксины — это глобальные экотоксиканты, обладающие мощным мутагенным, иммунодепрессантным, канцерогенным, тератогенным и эмбриотоксическим действием. Они слабо расщепляются и накапливаются как в организме человека, так и в биосфере планеты, включая воздух, воду, пищу. Величина летальной дозы для этих веществ достигает 10−6 г на 1 кг живого веса, что существенно (на несколько порядков) меньше аналогичной величины для некоторых боевых отравляющих веществ, например, для зомана, зарина и табуна (порядка 10−3 г/кг).

Фуран (оксол-2,4-диен) — органическое соединение с формулой C4H4O. Пятичленный гетероцикл с одним атомом кислорода. Представляет собой бесцветную жидкость с характерным запахом, напоминающим хлороформ. Родоначальник большой группы органических соединений, многие из которых имеют практическое значение, например фурфурол, тетрагидрофуран, α-метилфуран[2]

Потребовались принципиально другие технологии для мусоросжигательных заводов.  И они появились. Установленная температура распада опасных соединений   —  850 град. С. Диоксины  при этой температуре распадаются на простые соединения СО2 и Сl (хлор), которые можно дополнительно нейтрализовать, а при 1250 оС  — вредных выбросов нет вовсе.

В мире уже более 1500 мусоросжигающих заводов, использующих разные технологии сжигания мусора. Причем, для многих из них уже не принципиально, сортирован мусор, или нет. Энергия сжигания превращается либо в тепловую, либо в электрическую, либо в ту и другую одновременно.

Альтернативой классическим сжигательным установкам являются высокотехнологичные газификаторы и пиролизеры. В них масса разлагается термохимически с получением в качестве конечного продукта горючего газа и твердых отходов. В пиролизных установках нагрев осуществляется при полном отсутствии кислорода, материал подвергается расщеплению химических связей с образованием более простых молекул. В результате получают вторичное твердое топливо при минимальных выбросах вредных веществ.

Очень перспективны технологии, основанные на каталитическом пиролизе, как, например, вот этот.

Новый запатентованный в 2013 году способ каталитического пиролиза дает возможность полной, 100% переработки твердых бытовых отходов (ТБО) без тщательной сортировки. Из отходов получается ценная товарная продукция высокого качества и вторичное сырье. На основе способа создается утилизационный комплекс нового типа.

 

Выводы из всего сказанного очевидны:

  • Там, где уже построены мусоросортировочные заводы, необходимо внедрять раздельный сбор мусора — от кухни до завода, причем, организованный так, чтобы разделенные фракции не смешивались в кузове мусоровоза.
  •  При неизбежном строительстве мусоросжигающих (а лучше мусороперерабатывающих) заводов нужно не экономить «на спичках», а думать о здоровье населения и о необходимости возвращать в природу то, что мы у неё так нагло забираем.

И последнее, по данным того же госдоклада  объем инвестиций в сфере обращения с отходами в Российской Федерации в 2018 г. составил 15 220 млн руб (15 миллиардов 220 млн)., из них инвестиции, направленные на установки  (производства) для утилизации и переработки отходов производства, составили 8 330 млн руб (8 миллиардов 330 млн). 

Как видим, деньги на это есть. Еще бы побольше знаний руководящим и решающим эти вопросы господам.

 

 

 

 

 

 

17 комментариев

  • Максим

    Я думал, что все мусоросжигательные заводы сильно загрязняют воздух… Хочется верить, что новые технологии все таки дойдут до нас.

    • admin

      Спасибо за коммент. Дойдут или не дойдут, не знаю, честно говоря. Я об этих технологиях знаю примерно с 2009 года. Массово не применяются потому что не так дорого стоят, как гиганты, которые проектируются у нас. На гигантах можно много наварить в процессе стройки… а на пиролизных установках отката практически нет, не с чего мзду брать.

  • Валентина

    Пора браться за ум и начинать заботиться об окружающей среде. Иначе скоро останемся без дома…

  • Геннадий

    Оля вы молодец. читаю ваши статьи с удовольствием. Важные и серьезные проблемы. Успеха вам. В Библии в книге Откровение 18 глава записаны слова Бога: «Погублю губивших Землю». Хорошо, что вы затрагиваете эти проблемы.

    • admin

      Спасибо, Геннадий. Подобная волна экологической активности была уже 1992 по 1999, а потом, всё карма упала. Им, наверху, действительно плевать. Только к неординарному глашатаю Грете и прислушиваются, и то через ухмылочку… Будем надеяться, что до апокалипсиса не дойдет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *